/  
 ДОКУМЕНТІВ 
20298
    КАТЕГОРІЙ 
30
Про проект  Рекламодавцям  Зворотній зв`язок  Контакт 

Джордж Оруелл. "1984", Детальна інформація

Тема: Джордж Оруелл. "1984"
Тип документу: Реферат
Предмет: Політологія
Автор: фелікс
Розмір: 0
Скачувань: 1531
Скачати "Реферат на тему Джордж Оруелл. "1984""
Сторінки 1   2   3   4   5  
Как уже было сказано выше, основная масса пропаганды направлена на членов внешней партии. При этом сами члены внешней партии и создают элементы этой пропаганды. Чтобы сохранить рассудок и лояльность режиму, они применяют особый способ мышления – «двоемыслие». С помощью двоемыслия партийцы «покоряют реальность». Они одновременно осознают, что заведомо лгут, и при этом сами верят в собственную ложь. Оказывается, что достаточно отказаться от логических законов, и уже есть возможность восторгаться тем, что вызывает гнев и страх, лгать - и самому верить в ложь.

Еще одна технология «покорения реальности», описанная у Оруэлла, - так называемый «новояз». Название происходит от сокращенного «новый язык». После длительной работы лингвистам Океании удалось разработать особый искусственный язык на основе английского языка. Тот, кто пользуется этим языком, в принципе не сможет высказать, а, значит, и осознать мысль, не соответствующую принципам ангсоца. Слова этого языка делятся на несколько групп. Одни имеют приземленно-бытовое значение и с их помощью нельзя выразить абстрактную мысль. Например, слово «свободен» имеет только такой смысл, как в словосочетании «место свободно». Сказать на новоязе «человек свободен» - значит сказать явную бессмыслицу.

Для выражения более сложных, отвлеченных мыслей служат специальные идеологические слова, смысл которых основывается на догмах ангсоца. Например «мыслепреступление» - любое отклонение мысли от ангсоца. Описать, в чем конкретно мысли еретика отличались от ангсоца, на новоязе не получится. Значит невозможно, например, написать на новоязе преступную книжку или листовку. В этом языке не найдется слов для выражения идей, отличных от ангсоца. Многие слова вообще можно понять только с помощью принципа двоемыслия. Например, слово «речекряк», примененное к врагу ангсоца, означает глупую, бессмысленную речь, «не речь, а кряканье». Но если оно применено к «благомыслящему» океанийцу, то оно означает высокую похвалу оратору, который может бездумно повторять догмы ангсоца. Разработкой и внедрением нового языка тоже ведает миниправ.

Тех, кто не преуспел в искусстве двоемыслия, ожидает Министерство Любви, которое учит океанийцев любить родину, партию и лично товарища Большого Брата.

Министерство Любви работает хорошо знакомыми методами тайной полиции. Осуществляет сбор информации об океанийцах с помощью внедренных агентов и внештатных сотрудников. Широко использует технические средства – микрофоны, «телекраны» - видеокамеры. Замеченных в чем-либо подозрительном ожидает арест и психологическая обработка с помощью изощренных пыток. Психика «перевоспитанных» меняется настолько, что они действительно начинают любить Старшего Брата. Таким образом Министерство Любви оправдывает свое название. Обработанный человек может быть казнен, отправлен в трудовые лагеря или даже выпущен на некоторое время на свободу в назидание другим недовольным. Правда, в дальнейшем его все-таки уничтожают.

Министерство Любви ведет также профилактическую работу, провоцирует недовольных на борьбу с режимом. Для этого создается видимость работы подпольного «братства», возглавляемого пресловутым Гольдштейном, в которое втягиваются «морально нестойкие» партийцы. После этого их репрессируют.

В целом государственная машина Океании очень сильно напоминает Советский Союз при Сталине. Однако есть ряд существенных отличий.

Диктатура Сталина базировалась на атмосфере всеобщего страха и подозрения. Любые руководители, даже самые высокие, могли быть уничтожены, им на смену поднимались новые кадры «из низов». Даже в самих карательных органах проводились чистки. Например, Генрих Ягода, руководитель ОГПУ в 30-е годы, был дважды осужден и, в конце концов, расстрелян. Таким образом, ни о каких застывших номенклатурных кланах-кастах при Сталине не могло быть и речи. Оруэлл хорошо показал атмосферу страха и доносов, но в Океании она распространялась только на членов внешней партии, а внутренние партийцы находились в комфорте и безопасности, правили страной и устраивали веселые оргии. В Советском Союзе такая ситуация сложилась позже, в период «застоя». Тогда номенклатурные работники действительно сформировали закрытую правящую касту, в которую можно было попасть только по наследству. Но такому олигархическому государственному строю чужд жестокий и страшный диктатор, который одним мановением руки может уничтожить номенклатуру. Скорее подойдет безвольный, выживший из ума Брежнев, который «живет сам и дает жить другим». Так что усатый Большой Брат и «сытые жирные коты» из внутренней партии оказались исторически несовместимы.

Вызывает сомнения также и относительная свобода «пролов», то есть рабочих и крестьян. Оруэлл был типичным представителем западной интеллектуальной элиты, к тому же политически активной. Он состоял в партии левых анархистов троцкистского толка, воевал в Испании против фашистов. Поэтому он был склонен переоценивать роль интеллигенции в борьбе с тоталитаризмом. Он считал, что широкие массы народа будут покорны диктатуре сами по себе, из-за своего низкого уровня развития, и тоталитарный режим может не обращать на них большого внимания. Но диктаторские режимы, например сталинский, хорошо знали, что не Робеспьер с Маратом разрушили Бастилию, а простые парижские мясники и булочники, что не бывший адвокат Ульянов штурмовал Зимний Дворец, а моряки, солдаты и рабочие. Поэтому из 10 миллионов человек, прошедших, по скромным подсчетам, через ГУЛАГ, большинство составляли, конечно же, простые рабочие и крестьяне, а не интеллигенция. Контроль над простым советским народом был налажен так же хорошо, как и за правящей элитой. Основная масса пропаганды обрушивалась на простых людей, так как диктаторы и олигархи знали, что если они обеспечат себе любовь масс с помощью обещаний светлого будущего и дешевой водки, то отдельные диссиденты - интеллектуалы им будут не страшны.

Но один аспект Океанийской государственности угадан автором очень точно. Это политика манипулирования информацией. Даже во времена Оруэлла средства массовой информации значительно влияли на сознание народа. Гебельсовская и советская пропаганда использовали радио, газеты, листовки, брошюры, лекции агитаторов для формирования сознания истинного арийца или строителя коммунизма. Но Оруэлл предугадал, во первых, возрастающую роль телевидения в будущем тоталитарном обществе, во вторых, указал на то, что давление на сознание будет постоянно усиливаться, фальсификации и обман примут глобальные масштабы.

Практически правительство Океании создало вокруг своих граждан виртуальную реальность, в корне отличающуюся от исходной реальности. Огромные затраты государства на ее поддержание окупаются, так как этому правительству не нужно больше оглядываться на истинное положение вещей. Причем получен грандиозный эффект с помощью достаточно слабых, по современной мерке, технических средств.

Такое положение вещей было стратегической целью советского государства. Достаточно вспомнить голодомор 33-го года, когда миллионы наших крестьян погибали голодной смертью, причем в городах об этом почти никто не знал. Тем более не выпускались такие сведения за границу. В результате правду об этом преступлении коммунистической диктатуры народ узнал только через шестьдесят лет.

К счастью, Советский Союз ни при Сталине, ни в годы «застоя» не смог осуществить мрачный прогноз Оруэлла полностью. Северные реки не были повернуты вспять, да и просачивающиеся через «железный занавес» сведения о чудесной жизни на западе основательно подтачивали веру людей в то, что они живут в лучшей из стран.

В целом, Оруэлл нарисовал достоверную структуру тоталитарного государства, используя исторические примеры сталинского СССР и европейских фашистских режимов. Оправдались также и прогнозы Оруэлла относительно роли информационных технологий в процессе подчинения личности государству.

Но автор не только описывал общественную структуру, но и выказывал свое отношение к ней. Его книга призвана была показать, что тоталитаризм – это бедствие человечества. Никакие причины не могут оправдать выстраивание людей в пирамиду угнетения. Оруэлл опровергает мнение, что диктатура может быть полезна в периоды войны, разрухи, других кризисных ситуаций. Он показывает, что любая диктатура не заинтересована в преодолении кризиса, а, наоборот, продлевает и создает экстремальные ситуации, потому что на них зиждется власть меньшинства над большинством.

Автор прямо говорит, что режим ангсоца сам вызывает и поддерживает бесконечную войну, тратит экономические ресурсы, чтобы не допустить роста благосостояния своего народа. Страх и голод составляют основу тоталитаризма, и он ни за что не захочет с ними расставаться.

Поэтому Джордж Оруэлл своим романом заявляет решительный протест тоталитаризму и угнетению личности во всех его проявлениях.

“Свобода-это рабство”. Технологии подчинения личности

Один из лозунгов ангсоца - “Свобода-это рабство”. В соответствии с принципом двоемыслия, чтобы почувствовать себя свободным, океанийцу достаточно понять, что рабство, в котором он живет, это, на самом деле, - свобода. На каждом этапе жизни государство помогает океанийцу убеждаться, что он живет счастливо.

С момента рождения судьба океанийца предопределена. Дети пролов станут пролами, дети членов партии – членами партии. Для партийных детей существую отряды «разведчиков», где их подвергают сильнейшей идеологической обработке. Доносы на родителей в духе Павлика Морозова поощряются. Множится число родителей, «распыленных» после того, как их сын или дочь заподозрили в них врага. Практически разорвана духовная связь между родителями и детьми, через которую детям могли бы передаться чуждые ангсоцу идеи. Подросшие разведчики переходят в «молодежный антиполовой союз», где борются с любыми проявлениями собственной сексуальности и занимаются общественно-полезными делами. Затем они становятся членами партии.

Особое внимание партия уделяет управлению сексуальными потребностями партийцев. Еще в подростковом возрасте им объясняют, что секс – это необходимое зло, и заниматься им можно только для продолжения рода. У женщин с помощью специальных занятий в школе формируются мощные комплексы, не дающие им возможности наслаждаться занятиями любовью. Браки разрешают партийные органы и только при условии, что между супругами не существует симпатии. Внебрачные связи строжайше запрещены и партийца, переспавшего с проституткой из пролов, ждут лагеря. Даже в браке секс может служить только зачатию детей.

Таким образом, достигаются сразу две цели. Во первых, разрушается семья, как институт, который может быть противопоставлен режиму. Партиец не может любить кого-либо больше, чем Большого Брата, даже жену или детей. Во вторых, у партийных работников накапливается мощнейший заряд сексуальной энергии. Эту энергию пропаганда режима сублимирует во всеобщий энтузиазм, истерию, припадки ненависти. На этом, как выразилась героиня романа, «протухшем сексе» основываются демонстрации, «двухминутки» и «недели ненависти», сверхурочная работа, всеобщая подозрительность и тому подобные “общественно-полезные проявления”.

Важным элементом воздействия на личность партийца становится лишение его индивидуальности. Комбинезоны, одинаковая пища в столовых, многоэтажные дома, все вещи носят название “Победа”. Это – внешняя сторона серого однообразия партийцев. Но партии важнее внутренне однообразие. Для его достижения используются изощренные методы психологической обработки. Важное место занимают “телекраны” – двусторонние средства общения государства с человеком. На человека из них льется поток официальной пропаганды, марши, победные сводки, бодрая утренняя гимнастика. Государство, в свою очередь ежесекундно следит за человеком через тот же “телекран”. Поэтому партийный работник имеет застывшее выражение счастья на лице, не вздыхает, не бормочет про себя, не поет, даже старается не разговаривать во сне. Любое отклонение от нормы грозит смертью. Тем более никто не рискует заводить разговоры, отходящие от официальных тем. Каждый собеседник может оказаться “внештатным агентом” полиции мысли, в любом месте может быть установлен микрофон, везде сомневающегося найдет всевидящее око “телекрана”.

У партийного работника, к тому же, нет времени на размышления, на создание своего индивидуального мирка. Каждая минута досуга должна быть занята работой в общественном центре, подготовкой к торжествам, сверхурочной работой, туристическими походами. Семью, как уже было сказано выше, государство у человека отобрало. У себя дома океаниец может только спать под надзором “телекрана”. Так государство изготавливает детали своего механизма из человеческих заготовок.

По счастливому стечению обстоятельств, во времена сталинской диктатуры не было таких технических средств для тотальной слежки, какие описаны у Оруэлла. Это позволяло сохранять советским людям больший островок личной свободы, чем членам внешней партии Океании. В дальнейшем этот островок рос и укреплялся, что в конце концов привело к победе личных интересов простых людей над интересами государства, что выразилось в разрушении советского государства. Еще один прогноз Оруэлла не сбылся. Однако теперь существуют еще более мощная техника, чем в романе, человек намного больше стал зависим от информационных потоков, поэтому если в наши дни возникнет тоталитарное государство, оно может достигнуть небывалого уровня уничтожения личности в человеке. Это еще один довод против любой формы диктатуры. Значение романа “1984” в современных условиях

Джордж Оруэлл в своем романе «1984» предположил, что в 1984 году на территории Великобритании будет существовать тоталитарное социалистическое государство. Прообразом такого государства послужил Советский Союз и сталинская диктатура. Оруэлл сделал попытку предсказать дальнейшее развитие тоталитаризма, в том числе усиление контроля над личностью, применение особых технологий манипулирования общественным сознанием. Сегодня можно сделать вывод, что в целом его прогнозы не оправдались.

В Советском Союзе диктатура Сталина была вершиной тоталитаризма. В дальнейшем давление государства на личность постепенно ослабевало, что, в конце концов, привело к Перестройке и разрушению тоталитарной империи. Западные демократии успешно преодолели кризисы, которые могли бы привести к социалистическим революциям и дальнейшему установлению авторитарного правления. В беднейших европейских странах и некоторых странах третьего мира возникали военные диктатуры (Испания, Греция, Чили), но они просуществовали относительно недолго и народы этих стран также перешли к демократическим формам правления.

Но не стоит забывать, что одной из причин возникновения диктатуры Большого Брата Оруэлл называет атомную войну и возникший вслед за ней экономический и политический хаос. Поэтому любая страна, попавшая в кризис, имеет шансы превратиться в небольшую Океанию. Справедливо это, например, для бывших республик Советского Союза. В настоящее время в Беларуси, Казахстане, Киргизии, Узбекистане сложились авторитарные режимы.

На Украине демократические реформы также еще не завершены. Права человека формально продекларированы в Конституции и многих законах, но практическая их защита не всегда возможна. Власти постоянно предпринимают попытки подчинить себе средства массовой информации и таким образом формировать общественное мнение. Примером может служить рекламная кампания Президента Л.Д.Кучмы во время последних президентских выборов. Он имел подавляющее преимущество в телерекламе на крупнейших телеканалах. Однако по сравнению с недалеким социалистическим прошлым уровень личной свободы украинцев кардинально вырос. Сейчас у нас есть возможность развивать демократию и через некоторое время жить в полностью свободной стране.

Поэтому роман-предостережение «1984» остается очень актуальным именно для украинских читателей. Мы не должны позволить осуществиться в нашей стране политологическим прогнозам Джорджа Оруэлла. Литература

Сторінки 1   2   3   4   5  
Коментарі до даного документу
Додати коментар